Мир | Почему Лукашенко говорит о российской аннексии - Dnevnik.bg

  1. «Угроза из других стран»
  2. "Бумеранг в небе над Минском"

Президент Беларуси Александр Лукашенко и его российский коллега Владимир Путин в 2015 году


В конце прошлой недели президент Беларуси Александр Лукашенко выступил с резкими речами о России, откуда они неожиданно пришли.


На пресс-конференции с российскими журналистами в Минске он сказал, что для него важно сохранить относительную независимость своей страны, хотя "абсолютно независимых" государств нет, передает агентство "Белт" и РБК.


Причиной этих слов стало изменение экспортных пошлин на нефть, которое, по словам спикера президента Натальи Эйсмонт, может привести к потере до 11 миллиардов долларов в течение следующих 4 лет, а 3,6 миллиарда компенсаций еще не получены. «Нам говорят, что (компенсация) произойдет, когда, как говорят некоторые, происходит более глубокая интеграция, а некоторые открыто заявляют, что мы готовы к тому, чтобы шесть наших регионов присоединились к Российской Федерации», - сказал президент российским СМИ. Белорусские издания они написали и для экстренной тайной встречи с решением "до конца", чтобы встать за независимость. Однако команда Лукашенко назвала информацию "пышными фантазиями".


«Угроза из других стран»



«Если они хотят, как предполагает лидер Либерально-демократической партии Гириновский, поделиться с нами в районах и привести нас в Россию, этого никогда не произойдет, и если руководство России думает о таких категориях, это наносит ущерб самой России». помните нас, суверенитет свят ", сказал он.


Лукашенко сказал, что всегда есть угрозы со стороны других стран, спрашивая, беспокоит ли он в настоящее время суверенитет Беларуси. Однако Россия под предлогом «глубокой интеграции» хочет присоединения Беларуси. «Я понимаю намек: вы получаете нефть, но даете, разбиваете страну и въезжаете в Россию». Я всегда задаю этот вопрос: во имя чего все делается?


Сегодня, добавил Лукашенко, ТАСС процитировал, что с Москвой не было достигнуто соглашения по этому вопросу. Минск, однако, сохранит свой суверенитет "в худшем" экономическом и финансовом сценарии, заверил он. Глава государства также упомянул гораздо меньшую сумму, чем у Aesmont - от 400 до 500 миллионов долларов на следующий год. «Да, это хорошие деньги, но они не являются бедствием для страны».


Об этом сегодня заявил кремлевский пресс-секретарь Дмитрий Песков. Об объединении России и Белоруссии в рамках плана "союзного государства" не идет речь. В настоящее время нет никаких «переговоров» по ​​этому вопросу, и «расширение интеграции» может теперь происходить только на основе существующих в арсенале договорно-правовой базы.


"Бумеранг в небе над Минском"


Между Россией и Белоруссией раньше было иначе: «Александр Григорьевич (Лукашенко) очень и очень много говорил о российско-белорусском братстве, чувствуя себя как объединение славян в постсоветский период, а весной 1997 года даже началась работа по подписанию союзного договора между Минском и Москвой, в рамках которой Лукашенко может претендовать на пост главы единого государства ", - отмечает издание «Сноб» , Вряд ли в последний момент Анатолий Чубайс, тогдашний вице-премьер, объясняет президенту Борису Ельцину, что объединение не нужно, Лукашенко очень популярен, а власть Кремля нестабильна.


Путин, однако, меняется - «хладнокровный, скромный офицер внешней разведки и харизматичный президент Сохоза, мечтающий о российском троне», очень разные. Однако в русско-грузинской войне преобладал прагматизм, и они оба успешно работали вместе. Следовательно, Минск отказывается признать независимость Южной Осетии и Абхазии - Лукашенко не нравится действия России против территории суверенного государства.


За ним последовал Крым, и у Лукашенко это создало впечатление, что «Беларусь может стать следующей священной жертвой русского мира», пишет Сноб. Редакция даже предполагает, что к 2024 году, когда закончится последний мандат Владимира Путина, российский президент может допустить «новую страну, в которой он никогда не был избран».


«Я был инициатором, когда Ельцин был президентом», - вспоминает Лукашенко журналистам. Сегодня напряжение между Россией и Белоруссией выглядит как «бумеранг», который спустя два десятилетия исходит из Москвы, говорит Сноб. «В Киеве власть слаба, и Кремль борется с ней гибридной войной, а в Минске сила сильна, но ее держит Лукашенко».

Я всегда задаю этот вопрос: во имя чего все делается?